Ольга Шуппо, научный руководитель «Гранд Клиник», дала комментарий журналу "Инвест-Форсайт"

Ссылка на оригинальный источник

Несколько лет назад так называемая 4П-медицина была провозглашена как перспективная модель для российского здравоохранения. Свое название направление получило от четырех основных принципов: персонализации, предикции, превентивности и партисипативности. Модель базируется на ранней диагностике и инструментах распознавания заболеваний, в том числе за счет вовлечения пациента в профилактику своего здоровья.

В пандемию государство и общество вновь обратились к идее ответственного отношения к своему здоровью со стороны пациентов. На рынок выплеснулись различные медицинские технологии (MedTech), которые позволяют следовать этому принципу и повышать качество своей жизни. За несколько месяцев MedTech стал приоритетным направлением медицины и перспективной нишей для частного и венчурного капитала.

MedTech за рубежом

Согласно прогнозам Deloitte, к 2022 году объем мирового рынка здравоохранения достигнет $10 059 трлн (против $8 трлн в настоящее время). Аналитики IDC предсказывают удвоение инвестиций в цифровые инициативы к 2022 году. К 2023 году 65% пациентов будут получать доступ к медицинской помощи через «цифру», медицинские компании — предлагать более эффективные способы взаимодействия с пациентами.

Драйвером развития MedTech в пандемию выступили технологические компании, решения которых все плотнее интегрируются в медицину. Apple и Google объединили усилия для создания мобильного приложения, которое должно помочь отслеживать контакты людей, заразившихся коронавирусом. Apple совершенствует умные часы, чтобы отслеживать пульс и вызвать в случае сердечного приступа службу спасения. Alibaba Health, подразделение Alibaba Group, создает решения для фармпроизводителей по идентификации медицинских продуктов. Samsung производит медицинское оборудование и разрабатывает программное обеспечение, позволяющее отслеживать медицинские показатели пациентов.

Российский MedTech

В России проникновению технологий в медицину способствовало государство, запустив национальную программу «Цифровая экономика Российской Федерации», частью которой стали прямые инвестиции в MedTech. В чрезвычайной ситуации пандемии стартовала дистанционная продажа лекарств, идут пилотные проекты в регионах по внедрению электронных рецептов. К концу 2024 года истории болезни пациентов будут доступны в единой базе благодаря созданию вертикально-интегрированных медицинских информационных систем.

В силу молодости российского MedTech к нему принято причислять самые разные цифровые проекты: от агрегаторов медицинских услуг, платформ до разработчиков чатов и мобильных приложений, гаджетов, программного обеспечения. Индустрия медицинских технологий активно перестраивается, на рынок выходят инвесторы из различных сфер, включая банки, ИТ-компании.

MedTech как новые ИТ

Можно выделить несколько направлений, которые покажут в ближайшие 5–7 лет уверенный рост.

Биомедицинские технологии

Возможности биотехнологий кажутся громадными на фоне пандемии. Это уникальный инструмент для понимания природы болезни, предсказательного подхода, который позволит предупредить развитие многих болезней. Правительства стран в пандемию упрощают регистрационные процедуры; это идеальное время для создания систем по идентификации иммунитета, вакцин, тестов.

Средства индивидуальной защиты

Растет число стартапов в области медицинских технологий и изделий, связанных с эпидемиологической защитой населения. Пандемия закончится не завтра: скорее всего, и после нее многие продолжат применять в повседневной жизни маски, пользоваться антисептиками, системами обеззараживания воздуха и помещений в домах и офисах. Спрос на подобные продукты будет только расти.

Оборудование для реабилитации после COVID-19

COVID-19 относят к опасным тяжелым инфекциям. Инфекция способна запустить ряд процессов, которые могут протекать даже после того, как человек считает, что вполне уже оправился. Пациентам после ЭКМО тем более потребуется продолжительная терапия, чтобы убрать хроническое воспаление. Реабилитация после инфекции в большинстве случаев будет не лишней, а чаще всего она жизненно необходима. Терапия может потребоваться на срок 3–6 месяцев и продолжиться в некоторых случаях до года. Барокамеры для насыщения организма и головного мозга кислородом с целью обеспечения правильного функционирования всех систем, криокапсулы для общеукрепляющего воздействия — интерес будет расти ко всем диагностическим и реабилитационным технологиям.

Осознанный подход к своему здоровью

Задолго до пандемии появился интерес к гаджетам для самостоятельной диагностики основных показателей здоровья. В пандемию направление носимых устройств, девайсов и приложений для мониторинга и поддержания здоровья развивается еще активней.

Потребители охотно используют гаджеты для контроля диеты, мониторинга общего состояния, регулирования приема лекарственных препаратов. Свои решения предлагают различные стартапы, производители IoT и даже частные клиники. Это еще одно из направлений MedTech, которое пока не имеет горизонта развития, тем более с развитием прогнозной и поведенческой аналитики, персонализированного подхода к анализу здоровья пациента и телемедицины.

Использование ИИ-технологий

Самой многообещающей технологией в MedTech является искусственный интеллект. Технология позволяет анализировать огромные массивы данных, делать выводы и ставить диагноз и даже самостоятельно обучаться. С помощью ИИ анализируется ДНК людей, ведется работа над лечением наследственных болезней на уровне генома.

В этих направлениях применения технологии достигнуты очевидные успехи — дело за активным внедрением в клиническую практику.

Что дальше

Всплеск MedTech связан с технологическими достижениями и возможностями, ориентированными на потребителя в пандемию. Но что будет после ее завершения? Пандемия действительно сформировала ряд потребностей, но судить о ее влиянии в долгосрочной перспективе на систему здравоохранения пока еще рано.

Инвесторам нужно взглянуть за горизонт планирования. Настоящая перезагрузка здравоохранения может начаться только с изменения регуляторики, иначе все прорывные модели здравоохранения, диагностики и лечения не смогут быть использованы в полной мере и останутся прерогативой частной медицины.

Персонализированной медицина станет при условии оцифровки историй болезни, анализов, рецептов; только в этом случае можно переходить на индивидуальный план лечения. На все это потребуется время и сотни миллионов долларов.

Нельзя забывать и о главной проблеме отечественного здравоохранения — низкой квалификации врачей: потребуется модернизация первичного звена, реформа обучения.